Меню

Каждая история –– это маленькое кино.

24 Кадра про любовь

 К покупке

Купи меня нежно

— Понимаете, я уронила мобильник прямо в ванну, горячую, с пеной. Я тысячу раз лежала там с мобильником — и ничего! А сегодня, именно сегодня он, сука, должен был выскочить у меня из рук! Когда и так все валится из рук! Вся жизнь, мать ее!! Еще и телефон…
Читать  

Одинаково

Тот июльский день был особенным. Полуденное солнце выбелило небо, расплавило облака, оставило только молочное дрожащее марево, готовое пролиться тяжелыми редкими каплями на луг — сочный, удушливо ароматный, пестрый, жужжащий, шелестящий редкой жаркой волной. Можно ли было разыскать место лучше, правильнее — для них двоих, для Веры, для их самого первого раза?
Читать  

И серенький медведь

— Я тебе сейчас лучше уморительный сон расскажу, — Женя воткнула лопату в мягкую после ночного дождя землю. — Иду я как будто домой, но совсем не в наш дом. Знаю точно, что там меня ждет Валька. Дом этот старый, выглядит вообще заброшенным. Как будто с него слезает кожа, шелушится весь. Ну ладно, не очень приятное сравнение, не кривись. Но в этой его потрепанности есть шик. Поднимаюсь по скрипучей лестнице на чердачный этаж. Мне как-то не по себе, но там же Валька ждет, поэтому смело пру. Звоню в дверь. Долго не открывают. Потом — фигак! — на пороге Валя.
Читать  

Планета Марии

Марта закончила свой рассказ и начала нервно расправлять пышную юбку из органзы лилового цвета, запутавшуюся в ее высоких армейских ботинках, битых и как попало зашнурованных. В ожидании реакции она пронзала взглядом сидящую напротив сестру.
Читать  

Это блюз, мой хороший

Она сидела за кухонным столом и размешивала в плошке осень. Осень была густая, с янтарным отливом, пахла тыквой и имбирем. В окно вяло постукивал дождик. На город опускалась сизая тревожная пелена. Хотя теперь все было с тревожным привкусом, она привыкла.

Он сидел напротив — с таким особым присутствующим взглядом, будто он учитель, вдруг разглядевший в вечном троечнике задатки будущего нобелевского лауреата.
Читать  

Она рассказывает свою историю

— Я его убила. Это я.

В ее глазах штиль. Кисти ее рук в изящном покое. Никаких внутренних помех. Она спокойна, дружелюбна, а я чувствую, как по спине ползут мурашки — не привычно мелкие, резвые, как при ознобе, а медленные и не предвещающие ничего хорошего.
Читать  

Каждая история в этом сборнике –– про нас.

ТЫ

 К покупке

Обернись

От него остался только запах.

Не знаю, как мой мозг его запомнил, эта штука вообще работает по непонятным мне законам. Как можно запомнить запах? Или это всего лишь эмоция, выползающая из моей памяти, как зубная паста из тюбика, а уже за ней шлейфом запах? Ни тогда, ни теперь я не могу разложить этот запах на ноты, ощущаю его целиком...
Читать  

След твой остался

Известно, что ангелы — бесполые существа. А мой был мужчиной и всячески это подчеркивал. Еще он определенно был троечником и ангельскую науку усвоил выборочно, потому меня хранил, но на грани фола. И, наконец, мой ангел-хранитель питал нежные чувства к японской поэзии хайку...
Читать  

Жила-была Катя

Меня зовут Вита Зюскинд, и я — потомственная фея. Можете смеяться сколько угодно, или закатывать глаза, или жалеть меня, как человека с умственными отклонениями. Еще можете вспоминать выносящего мозг «Парфюмера» Патрика Зюскинда. К нему и истории Гренуя я не имею никакого отношения. Хотя книгу я прочла, но постаралась поскорее забыть ее мерзкие подробности...
Читать  

Наши ночи

Однажды утром я поняла, что ты меня действительно любишь. Я вползла на кухню, взлохмаченная сном и вчерашней ссорой, и увидела на столе твою записку: «Аккуратно с ножами. Я их наточил». Никто обо мне так не заботился. Это не помешало мне изорвать в клочья нашу с тобой жизнь.
Читать  

С Богом, Агата!..

Агата сидит напротив меня, сложила одна на другую руки, как прилежная ученица. Ногти у нее выкрашены в два цвета — оранжевый и ультрамариновый — и вообще бессистемно. Мы собрались выпить кофе, но это всего лишь антураж. Она должна мне рассказать важное: чем эта история закончилась.
Читать  

Ужин

Что тут такого удивительного, если твой бывший спустя два года после разрыва приглашает тебя на ужин? К себе домой. В тот дом, который когда-то был общим: с любимым диваном, огромной кроватью, с уютной кухней для гастрономического разврата, и не только гастрономического. Тут удивительно все, до боли. Поэтому она искала повод, чтобы не поехать, но не находила. Потому что уже согласилась и не привыкла забирать свои слова обратно...
Читать